?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Коелга, начало

Решил на некоторое время отвлечься от повествования о переправах через реку Миасс и поделиться "свеженьким")) В последние две недели в "Южноуральской панораме" опубликованы мои статьи по ранней истории Коелги. Решил слегка разбавить рассказы о Челябинске и выложить их здесь, постепенно):
Недавно дошли руки до одного весьма интересного документа, который для меня скопировала в Оренбургском архиве Юлия Валерьевна Васина, та, что заведует музеем «Народы и технологии Урала» в ЮУрГУ. В документе размеренно и основательно излагаются обстоятельства появления деревни в устье реки Коелги. Добавив немного сведений из других документов можно попытаться хотя бы схематично рассказать, как обстояло дело.

Еще в 1744 году было разрешено казакам из крепостей селиться отдельными деревнями. При этом предполагалось, что деревни будут ставиться около основных дорог и станут выполнять функции постоялых дворов. Казакам даже разрешалось три года продавать пиво без уплаты пошлины. В 1745 году Исетская провинциальная канцелярия обратилась в Оренбургское губернское правление с предложением поставить деревню между Челябинской и Чебаркульской крепостями, на реке Миассе. Губернское правление строительство деревни на Миассе отменило, «понеже от Челябинска прямо дорога к Верхояитской пристани проложена не на Чебаркульскую крепость, но прямо на Уйскую». Иначе говоря, деревню хотели поставить не на той дороге. Если вы посмотрите на карту 1742 года, то увидите, что прямая дорога на Уйскую крепость действительно шла южнее, а путь через Чебаркульскую был кружным.
Рис 1 Исетская провинция_1742_1.jpg
Фрагмент ландкарты Исетской провинции 1742 года. Показана дорога, ведущая от Еткульской крепости к Уйской и проходящая рядом со слиянием Коелги и Увельки. А также показана кружная дорога от Челябинской крепости до Уйской через Чебаркульскую крепость.

Тогда, осенью 1746 года, группа челябинских казаков, во главе с Андреем Домниным подают в Исетскую провинциальную канцелярию доношение, где просят разрешить им поселиться «по дороге от Челябинской и Еткульской прямо на на Степную и Уйскую крепости, на устье речки Коелги и Увельки, и о построении на удобных местах для молотья хлеба на тех речках дву колесчатых мельниц». Домнин объявил, что место, где они собираются селиться, находится между отводов земель крепостям. Однако, выяснилось, что в реальности эта территория была отведена Чебаркульской крепости. Тогда канцелярия запросила у казаков Чебаркульской крепости – не имеет ли кто из них намерения поселиться в устье речки Коелги, на что последовал ответ: «той крепости старшина и выбранные для совету от всех казаков лутчие люди в Исецкую провинциальную канцелярию объявили, что де на частоупоминаемым месте Чебаркульской крепости казаки домами селиться никто не желает». С этой стороны препятствий для организации поселения не было. И Уйская линия была уже обустроена и заселена, поэтому «подбегов» из степи можно было опасаться в меньшей степени, чем раньше.
Провинциальная канцелярия предписалал: «Андрею Домнину с товарищи для проезду как из Челябинска так  и из Еткульской в Уйскую крепость в зимнее и летнее время, а паче для провиантских в проезде обозов в Степную, Уйскую, Уклы-Карагайскую и Верхояитскую крепости». Одним из главных аргументов в пользу поселения в устье Коелги был то, что через это место дорога от Челябинска до Уйской крепости была короче, чем через Чебаркуль. Причем довольно любопытное примечание: «чрез Чебаркульскую и в зимнее время лишку двадцать три, а в летнее и сорок одна верста».  Из этой короткой фразы мы узнаем, что зимние дороги не совсем совпадали с летними, «срезая» путь напрямую через замерзшие озера, болота. Это не имеет отношения к основанию Коелги, но тем не менее интересная деталь.
Надо отметить, что замерял расстояние от Челябинска и Еткульской крепости до устья Коелги, а оттуда до Уйской, определял место для поселения и составлял примерный план будущей деревни геодезии ученик Иван Шульгин. Его имя упоминается в документе неоднократно. Дальнейшие моменты касаются статуса переселяющихся на новое место и основ обеспечения и организации хозяйства. «… во исправление казачей и прочих служб числить их по Челябинской крепости, как о том в помянутом указе из изображено, и выбрать из них сотника атаману Савастьянову со старшиною добраго».  При этом те семьи, которые переселялись на Коелгу, не должны были ломать свои дворы в Челябинске – следовало продать их желающим «по вольной цене». Казалось бы, зачем так ограничивать людей, в чем причина запрета? Объяснялось все довольно просто: «за умалением при Челябинске к строению угодных лесов, засим еще как записанные в посад и в цех, так и казаки многие к жительству дворов не построили». Строевой лес в окрестностях города был почти полностью изведен на постройку первой Челябинской крепости, жилых и административных зданий. Для постройки Гостиного двора в 1747 году лес заготавливали на берегах озера Аргази. И еще одна важная деталь – все еще не построили себе дворы не только часть купцов и ремесленников (они начали записываться только с 1743 года), но и часть казаков. Поэтому крепостная канцелярия и запрещала уезжавшим казакам ломать свои дома, «чтоб чрез то в крепости дворов умалиться не могло».
Строиться на новом месте казаки должны были по отводу, выполненному геодезии учеником Шульгиным и согласно составленного им же плана. Участки под дворы имели размеры: в длину (по улице) девять, а в ширину пятнадцать сажен. Ширина главной улицы – двенадцать сажен, а остальных по восемь сажен. Напомню, что одна сажень равна 2,16 метра. «…при том на церковь свободное место оставить и вкруг того села деревянную защиту и рогатки зделать, как то и в Челябинске учинено, и для знания дать определенному сотнику план».
Дальше решался вопрос о том, на каких землях казакам новой деревни пахать пашню, косить сено и выпасать скот. Здесь вновь выясняется интересны нюанс, напомню, что в начале 1740-х годов каждой из построенных крепостей (Верхояицкой, Чебаркульской, Миасской, Челябинской, Еткульской, Уклы-Карагайской, Уйской) была отмежевана земля. Причем это были не скромные участки, а очень солидные территории. Достаточно сказать, что отводы Миасской, Чебаркульской, Еткульской и Челябинской крепостей смыкались, образуя один большой массив. Выше упоминалось, что территория при впадении Коелги в Увельку оказалась в границах отвода Чебаркульской крепости. Провинциальная канцелярия распорядилась: «А пахотою и поставкою сен оным довольствие иметь в чебаркульском чертежу». А дальше объяснила почему – Чебаркульской крепости «земель отведено было против других крепостей  вдвое», потому что предполагалось, что в ней будет размещаться провинциальная канцелярия. «Но ныне то провинциальное правление уже в Челябинске, где купцов и других чинов людей будет довольно».  То есть, канцелярия (а точнее, воевода) решил восстановить справедливость и немного уравнять угодья Чебаркульской крепости и Челябинска. Напомню, что поселившиеся на Коелге казаки оставались челябинскими. Чтобы представить масштабы изъятия чебаркульских земель, продолжим чтение документа.
Казакам предписывалось поскотину «по сибирскому обычаю» не огораживать, а скот содержать за пастьбою, то есть под присмотром пастухов. Но при этом «загородить от житья в каждую сторону не более версты для такой надобности: ежели сгонять в жило скот с поля, то б из деревни не мог утьти в поле обратно, и для пускания спутанных в ночи лошадей». То есть только в качестве огороженной околицы,  предполагалась территория с границами, отступающими от деревни на километр. А сенокосные угодья и пашни – это еще дальше. А еще нужен был лес для строительства домов и «деревянной защиты», т.е. заплота или частокола (и для тех же изгородей в версте от деревни). Получалась вполне изрядная территория.
В обязанности казаков новой деревни входила заготовка сена. Я имею в виду не сено для своего скота, а фураж для обозов с продовльствием. Продовльствие в Уйскую, Уклы-Карайгайскую, Степную, Верхояцкую крепости доставляли из слобод Зарулья. И как раз у дороги, по которой удобнее всего было это продовольствие доставлять и поселились челябинские казаки «Андрей Домнин с товарищи». Помимо своих нужд, они должны были обеспечивать сеном проходящие обозы. Норма заготовки сена на каждого казака, а чаще на все поселение, сообщалась к началу сенокоса. Жителей новой деревни «для работы казенной их в Челябинск два года не брать, понеже им должно строиться самим и по построении домов чтобы оные содержали тут для продажи проезжим харч, а для лошадей фураж, взять с них в том подписку, при том же первые три года пивом и медом, кто пожелает, без платежа акциза торговать». С двух водяных мельниц, которые предполагали построить переселенцы, оброка было предписано не брать «до указу», то есть до отдельного распоряжения.

Profile

Фото, моё
gayaz_samigulov
gayaz_samigulov

Latest Month

April 2019
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner